Зачем люди задают вопросы и почему им иногда не отвечают

Здесь размещены практические материалы и информация, которые могут помочь в переживании горя
Аватара пользователя
Весна_33
Сообщения: 2773
Зарегистрирован: 22 мар 2009, 00:37
Пол: жен.
Вероисповедание: Ислам
Цель пребывания на форуме: Хочу помогать горюющим

Зачем люди задают вопросы и почему им иногда не отвечают

Сообщение Весна_33 »

Мне уделили мало внимания, мой вопрос остался без ответа, меня не слышат, мир устроен несправедливо… Такие утверждения можно часто услышать как на форуме, так и в реальной жизни. Один мудрец попробовал ответить своим многочисленным корреспондентам, которые спрашивали – почему он иногда им не отвечает, и почему одному человеку помогают, в то время как другого – игнорируют… Размещаю этот материал в «Практической помощи», потому что, как мне кажется, он может помочь взглянуть на проблему под другим углом зрения.

- Почему люди задают вопросы?

- Одна из важных причин заключается в том, что люди нуждаются в опыте. Ответы – ничто. Опыт – все. Однако ответ предоставляет вам необходимые средства для приобретения опыта. Вот почему многие наставники настаивают на смирении. Но это должно быть конструктивное смирение, а не елейное благочестие или поза, которые являются лишь разновидностью искусственного «сокрытия» (самооправдания или рационализации).

- Но вы как-то говорили, что сам факт постановки определенных вопросов часто указывает на неспособность спрашивающего понять ответ?

Совершенно верно. Человек может быть не способен ответить на свой вопрос внутри себя, поэтому выводит его наружу. Он также неспособен понять ответ, если будет просто обдумывать слова, полученные в обмен на вопрос. Ответ необходимо использовать как отправную точку – как пищу, чтобы подпитать способность испытать или пережить ответ. Вопрос задан потому, что ответ труден. Как говорит мулла Насреддин «Люди не спрашивают. Можно ли пить воду». Дело в том, что все настолько пропитаны опытом, как пить воду, что просто пьют воду и не задают никаких вопросов по этому поводу.

- Есть ли ограничение на число вопросов, которые можно задавать?

Многие вопросы, которые мне задают, являются различными формами одного и того же вопроса. Некоторые люди никогда не задают больше одного вопроса, хотя для них он принимает много различных форм.

Другое мое наблюдение такое: задавание вопросов и выслушивание ответов подчиняется закону насыщения, как и многое другое. Если вам дать слишком много ответов, вы не сможете их усвоить. То есть не сможете работать над вопросом, сделать ответ «своей собственностью», через переживание опыта добиться постоянного увеличение познавательной способности.
Обдумывайте вопросы и ответы, потому что нет короткого пути к овладению процессом, частью которого они являются. Если вы не переварите вопрос и ответ на него, вы будете снова и снова задавать его в другой форме, и так будет продолжаться до тех пор, пока «до вас не дойдет».

Многие вопросы задаются лишь для того, чтобы захватить внимание.

- Почему некоторые вопросы остаются без ответа?


Дело в том, что сама по себе способность задавать вопрос не означает, что человек наделен способностью понять ответ. Вопрос бывает неправильно сформулирован. Например. Ребенок может спросить: «почему сыр – это сыр?». А бывает, что вопрошающий и вовсе не в состоянии понять ответ: «Расскажите мне ВСЕ о ядерной физике». Верх нелепости предполагать, что механизм, способный формулировать вопросы, одновременно способен также обеспечивать пониманием как вопросов, так и ответов, и что ответ должен существовать в какой-то определенной форме.

… Люди задают, например, вопросы об огне. При этом они основываются: (1) на своих предположениях о нем и (2) на том, что им поведал ранее человек, которому они доверяют. Им кажется, что либо то, либо другое должно быть правильной основой для вопроса. Вот какого рода вопросы они задают: «Почему великий бог Пламени гневается на меня?»или «Когда же великое пламя пожрет всю землю?» и даже «Как служить этому Пламени, ибо я понимаю, он – божественно, и знаю, что в подобном служении заключается мое предназначение?».

Действительно ли необходим ваш вопрос? Правилен ли он? Как и почему он был сформулирован? Как долго он будет сохранять значимость для вас? Насреддина спросили: «Какой вопрос самый важный в жизни для вас?» Он ответил: «Как мне заставить своего осла пойти завтра на базар».

- Почему вы так редко отвечаете на письма?

Возможно, вы слышали высказывание: «Отсутствие ответа – само по себе ответ». Со своей стороны, я не знаю случая, когда бы разумное письмо осталось бы без ответа. Очень интересно предположение, содержащееся в этом вопросе. Оно заключается в том, что все письма заслуживают ответа. Мой опыт говорит как раз об обратном: большинство писем не только не заслуживают ответа – на них вообще не следует отвечать, и подобное явленное молчание, при подходящих обстоятельствах, побудит автора пересмотреть написанное и поможет повторить попытку. Фактически, если на письмо приходит ответ, можете быть уверены, что это произведет нежелательный эффект, поскольку необходимость пересмотра автором того, что он написал, выраженная в словах, совсем не так сильна, как молчаливое требование «пересмотрите то, что вы написали».

Предположение, будто на любое письмо можно и дОлжно отвечать, показывает, что спрашивающий еще не понимает факта существования разных видов посланий так же, как и разных типов утверждений. Например, и «луна – желтая», и «два плюс два равно четырем» являются утверждениями. Но разного типа. Они лишь кажутся однотипными потому, что являются утверждениями. Таким элементарным пониманием ваш корреспондент должен обладать еще до того. Как сядет писать письмо. Конечно, учить таким вещам – не является частью работы респондента. Хотя он, конечно, может вас просветить, если у него будет время, но это относится не к обучению, а просто к развитию здравого смысла.

- Месяц назад я написал вам подробное письмо и вложил конверт с маркой для ответа. Но все, что я получил – это список книг. Каков же ваш ответ на мои вопросы и просьбу встретиться с вами в ближайшее время?

Не было бы никакой пользы, если бы я написал этому человеку личное письмо, чтоб мы и можем увидеть из его собственных слов. Он хочет учиться, но не желает принять ответ. В котором ему предлагается всего лишь список книг. По его мнению, это недостаточно интересно, возможно, не содержит ничего ценного. Конечно, не ответив на его вопросы, несмотря на вложенную марку, мы вызвали у него раздражение, огорчили и привели в недоумение. Ну что ж. за марку он получил список книг. Когда же он спросит себя, чья оценка в данном случае правильна, его или наша? Что ему нужнее: список книг или письмо, содержащее ответы на его вопросы?

Но как «отсутствие ответа – само по себе ответ», так и ответ, который человек не может понять или использовать, ответом пока не является. Я не отвечаю на его вопросы, потому что они показывают мне: сначала ему нужны книги.

- Но если он по-прежнему не замечает, что нуждается в книгах, и, сбитый с толку или раздраженный, пишет снова, то зачем вообще посылать ему список книг или отвечать молчанием, какая ему от этого польза?

А польза в том, что всегда есть шанс, что он еще раз взглянет на свое письмо и список книг и осознает собственную реальную ситуацию, а также поймет, ЧТО именно ему пытаются сказать посредством молчания или списка книг. Если он это сделает, то выполнит свое первое правильное упражнение по самонаблюдению и будет в состоянии двигаться дальше.

- Я вижу у вас гору писем, которые и распечатаны-то не будут. Разве вы не отвечаете на письма?

Конечно, отвечаю. Но эти письма от людей, которые пишут мне ежедневно, а иногда по несколько раз в день. Время от времени, как и многие другие, я получаю от одного и того же человека серию писем, и некоторые из них занимают целую тетрадь. И вот вы можете себе представить, что произошло бы, если бы я стал автоматически, подобно машине, отвечать на этот поток посланий? У меня больше бы ни на что не осталось времени. Если бы я откликался на побуждение некоторых людей писать письма (а часто факт ответа ухудшает их болезненное состояние, что выражается в возрастании количества писем), то, скорее всего, другие корреспонденты остались бы без ответа.

- Но разве письма, написанные под воздействием «побуждения», не содержат ничего ценного?

Все письма содержат нечто ценное. Вопрос состоит в следующем: будет ли справедливым уделить некоторым людям больше предназначенной им доли времени и помощи?

- Каким же тогда критерием вы пользуетесь, имея дело с этим явлением?


Таким, какой применил бы любой другой человек в сходной ситуации. Во-первых, если люди задают вопросы, на которые уже дан ответ в опубликованных материалах, то эти люди не заслуживают ответа. Во-вторых, если они не использовали возможностей обычного школьного обучения и чтения в публичной библиотеке, чтобы научиться оформлять свои мысли, то по логике вещей им прежде всего необходимо научиться внятному, последовательному мышлению, а помощь в нашу задачу не входит. В-третьих, если они недостаточно разумны, чтобы понять, что в мире есть и другие люди, которые пишут и не менее их нуждаются в ответе, то предпочтение должно быть отдано тем, кто это понимает и действует соответственно: думает перед тем, как писать и пишет короткие письма. Вот те критерии, которые я использую.

- Значит ли это, что те, кто не получил ответа, отвергнуты?

Значит, но только для параноиков и невротиков. Если люди не пытаются оценивать свои недостатки обычными методами, - у нас нет полномочий устраивать для них психотерапевтическую клинику. Необходимо отметить, что очень большое количество людей внимательно читают полученные ответы, многие тщательно составляют свои письма; очень многие пересматривают свой подход и так далее. Именно таким людям мы должны уделить внимание в первую очередь. Это вопрос приоритетов. Мы прежде всего занимаемся теми людьми, с которыми можно работать. Жертвы социальных процессов и тому подобное – первоочередные клиенты для психотерапевтических учреждений.
«Все мы принадлежим Богу и возвращаемся к Нему» (2:156)

Вернуться в «Материалы для практической помощи»